13 августа 2020, четверг
Областные новости
13.08.2020
13 августа в рамках рабочей поездки Губернатора Ивана Белозерцева в Городищенский район министр экономики региона Сергей Капралов посетил производственное предприятие «Тарос», которое занимается изготовлением качественного гофрокартона и различных видов упаковки из него.
13.08.2020
Работы ведутся по поручению губернатора Ивана Белозерцева в рамках государственной программы «Обеспечение жильем и коммунальными услугами населения Пензенской области на 2014 – 2024 годы».
13.08.2020
За январь-июнь 2020 года объем отгруженной продукции в обрабатывающих производствах увеличился на 5,1% и составил 98,2 миллиарда рублей.

    Информер праздники сегодня
  

Общество

17.07.2020

СКОТИНА НА ПОДВОРЬЕ – СЕМЬЕ ПОДСПОРЬЕ?

СКОТИНА НА ПОДВОРЬЕ – СЕМЬЕ ПОДСПОРЬЕ?
Если ещё каких- нибудь двадцать лет назад видеть идущих по улицам райцентра коров, возвращающихся с пастбищ, было вполне обычным явлением, то сейчас и пасти уж почти некого.

А ведь в советские времена, об этом ещё многие помнят, в Лопатине было четыре больших частных стада коров. Коровы были пусть не в каждом втором доме, но в каждом четвёртом точно. А у кого-то и не по одной, а по две и по три. Особенно поголовье на частных подворьях увеличилось в лихие, как их справедливо называют, 90-е. Ну кто не помнит эти годы, когда людям месяцами задерживали зарплаты, а то и вовсе выдавали их не деньгами, а каким-то товаром. Как вообще выживали? А бурёнка на подворье была семье большим подспорьем. Приплод можно было продать и получить живые деньги. Если бычка зарежешь, считай, на год семью мясом обеспечишь. Ну и, конечно, молоко, сметана, масло. А пасли коров по-всякому – в основном пастухов нанимали, но было время и сами, по очереди.

«Корову мы с супругом стали держать с 89-го года, – рассказывает жительница райцентра Нина Старостина. – Сначала жили со свекорами, а когда переехали в собственный дом, свою корову они отдали нам, были ведь уже в годах, а управляться со скотиной дело совсем не лёгкое. Корова нас очень выручала – и кормила (творог всегда, сметана, молоко, масло), и доход приносила. И по сей день мы ведём своё хозяйство. Сами молочники – и детей старались всегда натуральными продуктами кормить. А сейчас хочется, чтобы и внуки полезные продукты кушали – масло сливочное, топлёное, сливки, творог. В магазинах-то, теперь всё можно купить, да только в составе продуктов неизвестно что. Конечно, очень тяжело со скотиной. Самое трудное – рано вставать. В четыре утра я уже на ногах – пока подоишь, пока отгонишь в стадо. В обед идёшь на дойку. Пешком или на велосипеде, два ведра с собой и веник за спиной, как пропеллер. А сенокос... Косим-то сейчас уже мотоблоком, а сушить, складывать, перевозить. Пыль, грязь. Вечером убрались, помылись – и спать. Сейчас мало кому такой труд нравится. Обленилась нынешняя молодёжь. Держи ты пару коров – и на заработки ехать не надо будет».

Детство Нины Николаевны прошло в Будённовке. У родителей всегда было крепкое хозяйство, голов по двадцать-двадцать пять овец и коров держали – полуторниц и дойных. Тогда в основном по очереди сельчане стадо пасли. Ещё будучи девчонкой и Нина гоняла коров на пастбище вместе с дедом или отцом, лет с десяти работала подпаском. Не понаслышке знает о всех трудностях пастушьего дела: «И дожди, и холод – всё твоё. И день-то у пастуха, как год длится. В деревню возвращаешься после пастьбы, бежишь скорее к подружкам узнать новости».

В народе говорили, что молоко у коровы на языке, в руках доярки и ногах пастуха. И это действительно так. Сколько километров приходилось пастуху исходить за день, чтобы его подопечные были сыты, напоены, вовремя пригнаны на дойку. Он знал почти каждую – Милка, Цыганка, Звёздочка, Ночка, Майка... Следил, чтобы какая-нибудь бурёнка не сбежала домой, не забрела на посевы, поля повсюду были засеяны. Пасли коров обычно около воды, по оврагам, буеракам – прямых пастбищ почти не было. Пастух знал, где ямка и пригорок, каждый кустик, ему было известно, где растёт трава помягче да послаще. Когда сытые бурёнки успокаивались, собирались в кучу где-нибудь в тенёчке, степенно пережёвывая свою жвачку, – можно было немного отдохнуть. Нина в это время бежала к ручью и лепила из песка пироги с травой. Девчонка же ещё совсем.

А в наши дни в Будённовке нет ни одной коровы. «Это когда такое было, чтобы в селе не было ни одной коровы?!»

«В 2010-м году в нашем стаде примерно голов 17 ещё было, – вспоминает жительница Будённовки Жанна Синтина. – А на следующий год люди начали скотину продавать. У меня две коровы оставалось, у родителей моих тоже две и ещё у двух хозяев по одной. Мы с родителями поставили своих коров на прикол. Загородили небольшую территорию между речкой и озером и гоняли коров с телятами туда. А в прошлом году я коров продала, оставила только тёлочку. Молоко сдавать стало неудобно. Молоковоз в село заезжать перестал, ему не выгодно тратить бензин из-за двух вёдер молока, а ходить за полкилометра с вёдрами – тяжело. Теперь в нашем селе нет ни одной коровы. А когда я была маленькая, скотина была в каждом дворе. Стадо было большое. В 97-м году ещё голов за сорок было. Пасли по очереди, раз в полтора месяца доставалось. А пастухов хороших потом уж было и не найти. Бывало, смотрим, коровы наши в обед уж домой идут – загулял, значит, пастух. Мы всей деревней выгоняем их обратно на пастбище. А теперь живём в селе, как в городе. Можем поспать до шести, семи утра, а не начинать день с полчетвёртого утра. Можем в гости поехать, а то ведь такого позволить себе не могли. Времена меняются – меняется и жизнь в деревне. Работа у сельчан есть, у нас же здесь «Агросервис» – зарплату получают. И это главное.

Что и говорить, во многих населённых пунктах нашего района частное подворье за десятилетия заметно поредело, а то и вовсе сошло на нет. Вот разве что в татарских сёлах поголовье скота в личных подсобных хозяйствах довольно большое. Однако и здесь поколение постарше находит повод упрекнуть нынешнюю молодёжь. Обленились, мол, совсем: раньше и в колхозе работали, и домашнее хозяйство вели, траву косили косами, дрова пилили вручную, а сейчас и газ в домах, и вода, стирают машинки – не жизнь, а сказка.

В селе Вершаут, к примеру, коров столько, что приходится разбивать на два стада. В одном, говорят, голов 70 – 80, в другом – поменьше. У кого-то из сельчан одна корова на подворье, а кто-то и по 10 – 12 держит. В советские времена, когда были ещё живы колхозы и совхозы, корова была почти в каждом дворе. В основном держали по одной, потому что сбор молока ещё не был организован, его использовали только на свои нужды. Лошадей тогда тоже в Вершауте держали единицы. В этом не было необходимости, так как любой колхозник мог прийти на колхозный двор и попросить у бригадира или помощника лошадь, чтобы, к примеру, дрова домой перевезти. А когда в начале 90-х была организована закупка молока, тогда кто по две, а кто и по три-четыре коровы завёл на личном подворье. Зарплату задерживали. Учителя Вершаутской школы ездили продавать творог в Пензу. Было такое. За счёт подсобного хозяйства люди и выживали. Потом практически в каждом доме появилась и лошадь. Было отдельное стадо для лошадей. Сейчас их в селе почти не осталось, на смену лошадям пришла техника. А коров в Вершауте пасут по очереди.

Мнения жителей района по поводу того, прибыльно ли держать сегодня скот в личном подсобном хозяйстве, разделились. Одни считают, что даже одну корову держать выгодно – как говорится, если есть за коровой уход, от коровы будет доход. Другие говорят, что дело это совсем не выгодное, а если ещё учесть затраты времени, физического труда, то и подавно. А для кого-то просто важно, что домашнее молоко, сметана, творог и сливки – полезные продукты, в которых нет ни примесей, ни ГМО. И это, пожалуй, самая большая выгода в век искусственных добавок и заменителей.

Оставить комментарий